События

К вопросу о третьей промышленной революции: неужели началось?!

Главной отличительной чертой новой индустриализации является смещение центра добавленной стоимости из производства в проектирование, в дизайн – в широком смысле этого слова. Иначе говоря, в современной технологической экономике практически бесплатным стало тиражирование сложных объектов.

В 2010 году Стив Джобс продемонстрировал миру iPad, словно волшебник достав из шляпы рынок планшетов объемом в десятки миллиардов долларов, до этого не существовавший даже в фантазиях большинства обывателей. Последние не имели ни малейшего представления, что в определенный момент они все устремятся в магазины Apple, где за самую дешевую модель устройства, о котором ничего не знали еще пару недель назад, отдадут $499. При этом совокупные затраты на сборку iPad не превышали $33, лишь четверть которых приходилась на оплату труда сотрудников фабрик в Китае. Пока Apple зарабатывала на каждом проданном планшете около $200, собиравший его китайский рабочий получал примерно столько же в месяц.

Подобное распределение может кому-то казаться не слишком справедливым, но такова логика новой реальности. Именно в лабораториях Apple создается основная ценность iPad, а не на заводах ее китайских подрядчиков.

Аналогичная ситуация наблюдается в других отраслях. В микроэлектронике к началу 2000-х годов произошло окончательное разделение на фаблесс-компании, которые занимаются исследованиями и проектированием микрочипов, и фаундри-компании, которые занимаются их производством, – и совокупные обороты фаблесс-компаний превысили сегодня обороты фаундри. В фармацевтике себестоимость производства таблетки стремится к нулю, тогда как крупные корпорации тратят миллиарды долларов на R&D, клинические испытания и маркетинг новых лекарств. Можно с уверенностью предсказать, что в ближайшие несколько десятилетий мы окончательно начнем воспринимать производственные мощности не иначе, как банальный принтер, который стоит в нашем офисе. Когда мы нажимаем на кнопку, он распечатывает пачку документов. Но ценность представляет не стопка бумаги, а информация на ней. Точно так же ценность любого материального объекта – в его функциональности, эстетичности, удобстве в использовании, а не в сырье и материалах, затраченных на его производство. Таким образом, стоит ли говорить о начале такой волны?

Автор:
Тищенко Евгений Викторович

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse